Для клиентов
Контакты
Тел.: +38 (097) 610-50-99
Email: agancy.brand@gmail.com
Торговые марки
Назад ]

ЛОВУШКА ДЛЯ ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ 

Дело компании King-Seeley Thermos Co. против компании Aladdin Industries, Inc.

 

В судебной практике известно немало случаев, когда владельцы знаков для товаров и услуг, по решению суда, лишались исключительных прав на их использование по той причине, что товарный знак утрачивал свою функцию идентификации конкретного товара какой-либо фирмы и превращался в родовое понятие. В частности, это произошло с такими товарными знаками, как «Аспирин», «Целлулоид», «Керосин», «Линолеум», «Нейлон».

 

В настоящей статье речь пойдет о не менее известном товарном знаке – «Термос», превратившемся в родовое обозначение знакомого всем предмета – сосуда для поддержания содержимого в горячем или холодном состоянии.

 

Компания King-Seeley Thermos Co., владелец восьми регистраций товарных знаков на основе слова «thermos» (термос) в США, обратилась в суд с иском к ответчику, компании Aladdin Industries, Inc. в связи с возникшей угрозой нарушения прав на вышеуказанные товарные знаки. Ответчик, признавая свое намерение продавать сосуды с вакуумной теплоизоляцией в качестве термосов («thermos bottles»), заявил, что термин «thermos» или «thermos bottle» в английском языке является родовым, и просил аннулировать регистрации товарного знака «Thermos», принадлежащие истцу, и вынести судебное решение о том, что истец не имеет права на слово «thermos» на его термосах. Суд первой инстанции вынес решение о том, что регистрации истца обладают юридической силой, но слово «thermos» стало в английском языке родовым описательным словом в качестве синонима сосуда с вакуумной теплоизоляцией.

 

БЕСПЛОДНЫЕ УСИЛИЯ

 

В этом решении окружной суд рассмотрел историю компании King-Seeley и использования ею товарного знака «thermos». Суд установил, что с 1907 года по 1923 год компания King-Seeley проводила рекламную и просветительскую кампании, во время которых была заметна тенденция превращения слова «thermos» в родовой термин, который скорее описывает продукт, а не его происхождение. Это следовало из того, что компания пыталась популяризовать термос («thermos bottle») в качестве наименования этого продукта без включения любых используемых в то время родовых терминов, например «термос с вакуумной теплоизоляцией» («thermos vacuum-insulated bottle»). Суд установил, что к 1923 году слово «thermos» твердо закрепилось как описательное или родовое слово.

 

Примерно в 1923 году, по высказанному в решении предположению окружного суда о том, что слово «thermos» могло быть описательным словом, компания King-Seeley решила, что слова «vacuum» или «vacuum bottle» могут использоваться со словом «thermos». Хотя слово «thermos» было в общем признано в сфере торговли в качестве товарного знака, компания контролировала торговлю и уведомляла тех, кто использовал слово «thermos» в описательном значении, что оно является товарным знаком. Однако ей не удалось найти конструктивного подхода к выявлению использования этого слова в родовом значении в непрофессиональных публикациях, и компания протестовала только против тех публикаций, которые не ускользнули от ее внимания.

 

Между 1923 годом и началом 1950 года использование слова «thermos» в родовом значении в непрофессиональных публикациях в значительной степени возросло, и к концу этого периода наблюдалось широко распространенное использование неорганизованной публикой слова «thermos» в качестве синонима выражения «vacuum-insulated». Суд сделал вывод, что компании King-Seeley не удалось проявить должную усердность, чтобы не допустить превращения слова «thermos» в описательный или родовой термин.

 

Между 1954 и 1957 годами истец понял, что слово «thermos» широко используется в родовом значении и что необходимо ознакомить общественность со значением слова как товарного знака. Компания разнообразила свою продукцию и включила в нее ту, которая не имела непосредственного отношения к сосудам, предназначенным для поддержания содержимого в горячем или холодном состоянии. Она изменила свое наименование «American Thermos Bottle Company» на «The American Thermos Products Company» и усилила свой контроль за профессиональными и непрофессиональными публикациями. Однако суд установил, что использование слова «thermos» в родовом значении настолько укрепилось в повседневном языке американской общественности, что чрезвычайные усилия истца, которые он начал прилагать в середине 1950 годов, оказались слишком запоздалыми, чтобы не позволить этому слову стать всеобщим достоянием. Суд также вынес решение о том, что товарные знаки апеллянта обладают юридической силой и, поскольку имеется ощутимая, хотя и меньшая, часть потребителей, которая знает и признает товарные знаки истца, установил определенные ограничения на использование ответчиком слова «thermos».

 

РАСТВОРИВШИЙСЯ «ТЕРМОС»

 

Мы не убеждены, что потеря товарным знаком своей различительной способности явилась результатом некоторого бездействия со стороны истца. Он прилагал существенные усилия, чтобы сохранить значение слова как товарного знака, в частности, относительно профессионалов. Однако мало что можно было сделать, чтобы предотвратить использование общественностью слова «thermos» в родовом значении, а не в значении товарного знака.

 

Судья Андерсон установил, что хотя значительное большинство публики знает и использует слово «thermos», только немногим известно, что это слово имеет значение товарного знака. Он писал в Сборнике судебных решений федеральных окружных судов и претензионного суда США следующее: «Результаты исследования (проведенного по просьбе ответчика) показали, что примерно 75 % взрослого населения Соединенных Штатов, знакомого с сосудами, которые сохраняют содержимое в горячем или холодном состоянии, называет такой сосуд термосом («thermos»); приблизительно 12 % взрослых американцев знают, что слово «термос» имеет значение товарного знака, а приблизительно 11 % используют термин «vacuum bottle».

 

ПОЗИЦИЯ В ДЕЛЕ «ЦЕЛЛОФАН»

 

В апелляционной инстанции истец утверждал, что нижестоящий суд неправильно использовал доктрину, примененную при рассмотрении дела «Целлофан» (Cellophane). Его основное утверждение заключалось в том, что в этих делах отсутствовало такое родовое наименование, как «термос» («vacuum bottle»), которое было удобно для использования широкой публикой. В результате этого охрана используемого единственного слова, которое идентифицировало продукт в сознании общественности, дала бы владельцам товарного знака недобросовестное конкурентное преимущество. Однако решение суда по указанным делам не учитывает данный факт.

 

Конечно же, очевидно, что отсутствие подходящего описательного слова для целлофана делало трудным, если не сказать невозможным, предотвращение первоначальными изготовителями переход их товарного знака в родовое наименование. Но критерием является не то, что предлагается в качестве альтернативы для общественности, а то, каким является понимание общественностью слова, которое она использует. В данном случае произошло то, что общественность выбрала для называния «vacuum bottle» (термос) слово «thermos». Если покупатель заходил в магазин розничной торговли и спрашивал термос (vacuum bottle), подразумевая при этом любой, а не конкретный продукт истца, то тот факт, что название «термос» («vacuum bottle») ему известно, не имеет никакого значения. Два термина стали синонимами; фактически исследование ответчика показало, что для определения сосуда, который позволяет хранить содержимое в теплом или холодном состоянии, общественность была более расположена к использованию слова «thermos», чем выражения «vacuum bottle».

 

Апеллянт утверждал, что суды в целом ряде дел поддерживали длительное исключительное использование товарного знака с двойственной функцией: идентифицированы класс продукта и его происхождение. Как указывал суд в деле «Feathercombs, Inc.» против «Solo Products Corp.», «знак не является родовым только потому, что он имеет некоторое значение для общественности как признак характера или класса изделия… Чтобы стать родовым, основное значение слова должно быть скорее признаком характера или класса, нежели признаком происхождения».

 

Однако в решении по делу Marks против Polaroid Corp. указывалось, что «ответчик, утверждающий, что товарный знак не имеет юридической силы из-за родового значения, должен доказать, что для потребителей в целом слово потеряло свое значение товарного знака».

 

Поскольку в этом деле основным значением слова «термос» для общественности является признак характера и класса изделия, а не признак его происхождения, то, независимо от сохраняемой двойственности значения слова для меньшей части общественности, это почти не имеет значения, кроме как для обсуждения при выработке судебного решения. Поскольку значительное большинство тех членов общественности, которые используют слово «термос», не имеют представления о его значении как товарного знака, то двойственного использования недостаточно для поддержания притязаний компании King Seeley на монополию на слово «thermos» в качестве товарного знака.

 

НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ

 

Несомненно, что доктрина, использованная в деле «Целлофан», может быть жесткой, так как в соответствии с ней наказанию подвергается изготовитель, который сумел использовать рекламу и добиться популярности своего продукта. Однако компания King Seeley пользовалась коммерческой монополией на слово «термос» в течение более пятидесяти лет. Во время этого периода, несмотря на усилия компании защитить товарный знак, общественность фактически экспроприировала его для собственного пользования. Поскольку слово стало всеобщим достоянием, было бы несправедливо чрезмерно ограничивать право конкурента компании King Seeley на использование этого слова.

 

Нижестоящий суд, принимая во внимание, что некоторые члены общества и значительная часть профессионалов все еще признают и используют слово «термос» в качестве товарного знака, сформулировал очень справедливое судебное решение, в котором предполагалось, что в будущем компании King Seeley будет предоставлено по возможности больше охраны.

 

Судебное решение предусматривает, что ответчик должен неизменно продолжать использование слова «термос» вместе с принадлежавшим ему наименованием «Аладдин»; что ответчик должен использовать слово «thermos» только со строчной буквой «t»; а также, что он никогда не должен использовать слова «подлинный» (original) или «настоящий» (genuine) при описании своего продукта. Кроме того, истец имеет право сохранять исключительное право на все существующие формы товарного знака «Thermos» без изменений. Эти условия законно и правильно уравновешивают невыгодное положение ответчика среди конкурентов, в котором он находится из-за исключительного использования истцом слова «термос», а также из-за вероятности того, что те, кто признает слово «thermos» в качестве товарного знака, будут намеренно введены в заблуждение.

 

Суды всегда должны быть готовы, как сказали в окружном суде, «устранять смешение и возможность намеренного введения в заблуждение». Покупатель имеет право знать происхождение изделия, которое он хочет купить.

 

Несомненно, окружной суд очень стремился в своем судебном решении предоставить истцу как можно больше правовой охраны. Ответчик был существенно ограничен в использовании слова «термос», ставшего сейчас родовым. Товарному знаку истца «Thermos» была предоставлена охрана в каждом типе печатного шрифта, за исключением случая, когда товарный знак «Тhermos» будет написан со строчной буквы, и ему должно будет предшествовать принадлежащее ответчику наименование «Аладдин» или «Аладдин» плюс одно из фирменных наименований ответчика. Любые сомнения относительно положения истца в сфере деятельности устраняются путем запрещения ответчику использовать на этикетках, при рекламировании или публикации слова «настоящий» или «подлинный» при ссылке на слово «термос».

 

Кроме того, окружной суд дал обеим сторонам возможность обращаться к нему за такими предписаниями и решениями, которые могут быть гарантированы в свете изменяющихся обстоятельств, за правовыми санкциями, обеспечивающими соблюдение норм, а также за наказаниями при нарушениях. По нашему мнению, суду первой инстанции удалось принять одно из наиболее справедливых решений, которое соответствующим образом учитывает закон и факты.

 

 

Геннадий Андрощук

Специально для «Юридической практики»

Источник – © Юридическая практика, 1998-2003

Назад ]